Архив ‘Читальня’


Ликбез: Банкси

Кое-что из граффити Банкси:

banksy

banksy

banksy

(далее…)

Викимания

Бозон Хиггса, Angelo Badalamenti, Игра для программистов, Зойдберг

Неведомая пуговица памяти

Из спектакля Соня

Интервью с Гундарсом Аболиньшем для журнала «Русская жизнь».

Иду по Цветному бульвару и думаю, глядя на свои удобные желто-английские за 200$ ботинки, сделанные вьетнамцами за зарплату 60$ в месяц. И кто же эти ловкие и наиумнейшие люди, что живут между мной и вьетнамцем, и еще как хорошо то живут, успешно используя дешевизну риса и тягу пешеходов к удобной обуви. Да, и кто-то ведь десять лет кряду заполоняет Москву совершенно адскими остроносыми туфлями за 20$ пара. Вот за эту работу небось огромные премии китайским сапожникам достаются по причине массового спроса на дешевое, но мучительное. Но я не об этом. Хорошие книги, кино и музыка уже уравнены в сети по цене с популярной у народа продукцией, попсой. То есть ничего не стоят при некоторой минимальной юзеровости. Народное в латинском языке звучит как вульгарное, но ничего плохого ведь нет в том, что тошнит меня от любого звука радио, а им, и кому это им, интересно, приносит кайф певица Максим. Но не о том я. Театры битком набиты людьми, уставшими от плазменных и прочих экранов. Билеты выросли в цене на тысячу процентов за пять лет, опережая саму госпожу инфляцию. В чем же приманка, невульгарность театра, непопсовость, то есть интересность где его? Тут дошел я до кафе «Жан- Жак», где по причине гастролей в Москве говорили с теле-радио-фотожурналистами, в присутствии господина посла Латвии, главные лица Нового Рижского театра. Режиссер Алвис Херманис и актер Гундарс Аболиньш. Спустя некоторое время подошел к Гундарсу я. А вдруг не победил еще пластмассовый мир.

(далее…)

Демон Кратий

Медленно рабы шли друг за другом, и каждый нёс отшлифованный камень.

Четыре шеренги, длиной в полтора километра каждая, от камнетёсов до места, где началось строительство города-крепости, охраняли стражники.

На десяток рабов полагался один вооружённый воин-стражник.

В стороне от идущих рабов, на вершине тринадцатиметровой рукотворной горы из отшлифованных камней, сидел Кратий — один из верховных жрецов; на протяжении четырёх месяцев, он молча наблюдал за происходящим.
(далее…)

Читайте книги

Юнгер рассеивает прогрессистские иллюзии техники как всеобщего кормильца и создателя бесконечных потребительских благ. В парадоксальном видении мыслителя техника не умножает богатства, а создает вечный дефицит. Однако ограниченность и исчерпаемость ресурсов земли и самого человека полагают предел развитию технической цивилизации, совершенствованию техники и подают надежду, что посреди всеобщего оскудения и запустения возможен отказ от потребляющего способа бытия в пользу по-настоящему творческого.

Речь здесь идет о книге Юнгера Совершенство техники (Die Perfektion der Technik). А так похоже на текстовую заглушку…

Почему рубрика greenpeace? Книжка настраивает читателя мягко говоря против техники и засилья машин. Читается местами со скрипом — много вставок на латыни и цитат философов, — но стоит прочесть, хотябы ради одного запаха этой идеи. Свежего и бодрящего.